Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» –
музейный комплекс
Новости
29.12.2011

К 170-летию Альфреда Парланда

 

В 2012 году исполняется 170 лет со дня рождения А.А.Парланда (1842–1919). В связи с этим Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор», в состав которого входит Спас на крови, планирует открыть выставку, посвященную А.А.Парланду, а также посвятить ему один из разделов ежегодной научно-практической конференции музея, которая пройдет в декабре 2012 года.
 
Альфред Александрович Парланд родился 12 декабря 1842 года в Санкт-Петербурге. Его отец – чиновник VI класса, сын выходца из Англии, сделавшего на новой родине блестящую карьеру. Мать Альфреда Парланда была родом из Штутгарта, где ее отец владел фабрикой.
 
Учился Альфред Парланд в 4-й гимназии на 6-й линии Васильевского острова, а затем в Штутгартской Политехнической школе. Поступив в 1863 году на архитектурное отделение Императорской Академии художеств, он регулярно участвовал в конкурсах. В 1865 году за проект русского скотного двора для Всемирной выставки в Париже А.Парланд получил малую серебряную медаль; годом позже за проект народного театра на 2000 мест – большую серебряную. А в 1869 году за проект главной станции железной дороги в Петербурге – малую золотую медаль.
 
Дипломная работа Альфреда Александровича, темой которой стала трехпрестольная церковь, была удостоена большой золотой медали. Эта награда позволила ему стать в 1872 году пансионером Академии художеств.
 
С 1872 по 1874 годы молодой архитектор под руководством Н.Л. Бенуа строил богадельню в Старом Петергофе, позже работал в Стрельне, и наконец возвел церковь Воскресения Христова в Троице-Сергиевой пустыни на Петергофской дороге.
 
Следующие пять лет своей жизни А.А. Парланд провел за границей. В его личном деле, хранящемся в архиве Академии художеств, имеется отчет о заграничной поездке, именуемый «К истории античной архитектуры, декорации в Италии». Альфред Александрович посетил родину своих предков Шотландию, побывал в Англии, Германии, Франции и Италии.
 
По возвращении в Россию он был избран академиком с правом преподавания в Академии художеств. Альфред Александрович читал лекции по архитектуре Древней Греции и Рима в Академии художеств, преподавал на кафедре акварельного рисунка в училище Штиглица. Кроме того, Парланд работал в Техническом комитете Министерства внутренних дел, который контролировал возведение храмовых построек и гражданских сооружений в России, проектировал православные храмы в усадьбах Новгородской, Псковской и Смоленской губерний.
 
В первом туре конкурса на сооружение храма – памятника императору Александру II Парланд не участвовал. Его имя появилось только среди участников второго тура, где он представил проект под девизом «Старина».
 
Во втором конкурсном туре решил принять участие и архимандрит Игнатий (в миру И.В. Малышев), настоятель Троице-Сергиевой пустыни. Он был широко образованным человеком, одаренным от природы художественными способностями, обучался в свое время у К.П. Брюллова и А.Е. Егорова в Академии художеств. Однако, трезво оценивая свои возможности, он понимал, что без помощи профессионального архитектора ему не обойтись. Выбор пал на А.А. Парланда, которого архимандрит хорошо знал по Троице-Сергиевой пустыни, где молодой архитектор возвел храм Воскресения Христова. Альфред Александрович согласился сотрудничать со священнослужителем, хотя его собственный конкурсный проект был уже завершен.
 
После нескольких недель совместного творчества отец Игнатий и А.А. Парланд представили проект храма, в котором были использованы элементы русской храмовой архитектуры XVI–XVII веков. Император Александр III, желавший видеть на месте смертельного ранения своего отца собор «в чисто русском стиле», одобрил работу.
 
Наскоро составленный проект требовал доработки. После многочисленных переделок окончательный вариант храма Воскресения Христова был утвержден только 1 мая 1887 года.
 
С 1883 по 1907 годы Альфред Александрович осуществлял авторский надзор за сооружением собора. В 1892 году ему присвоили звание профессора архитектуры, а в 1905 году избрали почетным членом Академии художеств. В 1907 году, после окончания строительства храма Воскресения Христова, Парланд был зачислен  в штат Министерства императорского двора. В 1910 – 1911 годах он стал членом комиссии по реставрации Казанского собора, проводившейся в связи со 100-летием Отечественной войны 1812 года и 300-летием Дома Романовых. С 1915 года А.А.Парланд был почетным членом Археологического общества.
 
 
 

"Большое видится на расстоянии..."

 
…Парланды оставили свой след в истории Петербурга. Первым в Россию из Шотландии приехал в XVIII веке Джон Парланд, который стал преподавателем английского языка в семье Павла I. Его внук Альфред Александрович Парланд (1842—1919) был известным архитектором, занимался в первую очередь постройкой соборов и церквей. С 1883 по 1907 год он руководил строительством храма Спаса на Крови. Именно ему принадлежит идея мозаичного убранства храма. По эскизам А.А.Парланда выполнена большая часть мозаичных орнаментов, созданы сень, киоты и иконостас. Помимо практической деятельности Альфред Александрович занимался и преподаванием — сначала в Академии художеств, на кафедре архитектурных ордеров, затем в училище барона Штиглица, на кафедре акварельного рисунка.
 
Генри Парланд был внучатым племянником знаменитого архитектора. В доме говорили по-немецки и по-русски. Освальд Парланд занимался строительством мостов и дорог, семья какое-то время жила в Петербурге и Киеве, а потом перебралась под Выборг в местечко Тиккала, где их и застала революция.
 
В 1918 году, когда по ленинскому декрету Финляндии было предоставлено право на самоопределение и отделение от России, юному Генри было 10 лет. Не он сменил страну проживания, а граница, переместившись, перенесла Парландов в иное государство — Финляндию, где всем им, по крайней мере, на первых порах предстояло изведать судьбу чужаков-переселенцев. Парланды обосновались недалеко от Хельсинки в Гранкюлле.
 
Впрочем, как минимум десятилетие граница не была накрепко закрыта, и связи с Россией не обрывались окончательно. Это было очень важно: не только потому, что отец еще какое-то время мог получать заказы в России, но прежде всего потому, что позволяло сохранять культурные контакты.
 
Говоря о русской эмиграции, мы вспоминаем такие крупнейшие центры, как Париж, Берлин, Прага, Лондон. О судьбе тех, кто оказался в Финляндии, известно очень мало. Как и о том культурном наследии, которое оставили в этой северной стране наши бывшие соотечественники. В большинстве случаев мы имеем лишь смутное представление о тех материалах, которые хранятся в библиотеках и архивах, мы не знаем имен и, что самое обидное, до сих пор не очень и стремились их узнать. Архив Генри Парланда, хранящийся в Шведском литературном обществе в Хельсинки, содержит не только материалы, относящиеся к его литературному творчеству: рукописи литературных произведений, черновики, вырезки из газет и журналов, записные книжки, но и объемную переписку, которая дает представление и о том, как жили и с каким достоинством выживали русские люди, оказавшиеся оторванными от родины.
 
Парланды были истинными российскими интеллигентами — трудолюбивыми, не очень преуспевающими, интересующимися литературой и искусством не в меньшей степени, чем своей профессией. В сложных жизненных обстоятельствах, когда семья оказалась оторвана от прежней укорененной жизни, Парланды делают ставку на упорный труд и знания, а еще — всеми силами пытаются сохранить культурные корни — прежде всего русские. Они ясно понимают: перекати-поле не имеет будущего. И даже на чужбине сохраняют достоинство и широту кругозора русских интеллигентов…
 
Ольга Мяэотс. Журнал «Дружба народов», 2008, №6
 
Журнал «Дружба народов», 2008, № 6

 

 

 

К вопросу о месте захоронения А.А.Парланда