Храм Воскресения Христова (Спас на крови) – один из самых удивительных памятников архитектуры Санкт-Петербурга конца XIX начала XX века. Его живописная композиция активно включается в городскую панораму и приковывает внимание неожиданным вторжением древнерусских форм в классицистическую среду центральной части города. 

В историю отечественной архитектуры этот храм вошел как одно из ключевых, программных произведений позднего этапа эволюции «русского стиля», одного из стилистических направлений эпохи эклектики (историзма). В этот период архитектурный образ формировался на основе «умного выбора» соответствующих прототипов, ассоциировавшихся с идейным и функциональным содержанием конкретного сооружения. Среди всех разновидностей стилизаторства русскому стилю придавалось исключительное общественно-политическое и культурное значение. Современники видели в нем самостоятельный стиль, воплощавший русские национальные идеи.

Император Александра III настоял на том, чтобы мемориальный храм был спроектирован по типу церквей Москвы и Ярославля XVII века. Спас на крови начал строится в 1883 году по проекту А.А.Парланда и архимандрита Игнатия (Малышева), настоятеля Троице-Сергиевой пустыни в Стрельне. Окончательный проект 1887 года принадлежал уже исключительно архитектору Парланду. 

Творчески переработав приемы русского церковного зодчества XVII века, используя технические достижения своего времени, архитектор создает собирательный образ русского православного храма. 

В основе композиции Спаса на крови – компактный четверик, северный и южный фасады которого завершены криволинейными фронтонами-кокошниками. Четверик увенчан пятиглавием, но место центральной главы занимает шатер. Сочетание шатра с окружающими его луковичными главами, усложненным рельефом и полихромией, безусловно, вызывает в памяти Покровский собор (храм Василия Блаженного), хотя композиция у них разная (у московского собора – девять столпообразных объемов на общем подклете). Узоры центральных пяти глав храма Воскресения Христова похожи на узоры куполов собора Василия Блаженного, но их покрытие уникальной ювелирной эмалью не имеет аналогов в России. 

В западной части Спаса на крови находится колокольня, выдвигающаяся в русло канала. Она находится над местом смертельного ранения Александра II, и ее мемориальное звучание подчеркивается мраморным Распятием под золоченым навесом. Кроме того, всю нижнюю часть колокольни занимают мозаичные гербы городов и губерний Российских, участвовавших в создании храма. 

В восточной части собора три полукруглые апсиды увенчаны небольшими золочеными главками. Всего Спас венчают девять глав, создающих асимметричную живописную группу.

Западная и восточная стороны собора построены строго симметрично, со ступенчатым нарастанием масс. При асимметрии северного и южного фасадов на них резко акцентирована средняя ось. Организация четырехстолпного трехнефного интерьера четко выявлена снаружи выступами-лопатками, но некоторые элементы (например, 

ложная аркада) не связаны с внутренней структурой. 

Многие элементы убранства Спаса на крови заимствованы из арсенала каменной храмовой архитектуры XVII в. А.А.Парланд отбирал из первоисточников наиболее декоративно насыщенные элементы, отвечавшие художественным вкусам конца XIX века. Храм отличают обилие деталей, щедрая палитра отделочных материалов, яркая пестрота колорита. В декоре здания – разнообразный отделочный материал: кирпич, мрамор, гранит, эмали, позолоченная медь и мозаика.

Цоколь собора облицован шестью рядами серого гранита, в неглубоких нишах – 20 досок из красного норвежского гранита с деяниями императора Александра II. Фасад отделан облицовочным красно-коричневым кирпичом, на фоне которого нарядно смотрятся ажурные беломраморные детали оформления: аркады, арочки, кокошники и ширинки. 

Сочетание четких архитектурных форм и многоцветности, яркости и многослойности декора создает впечатление перегруженности здания собора, утяжеляет его эмоционально-образную структуру. Вместе с тем архитектура Спаса не производит впечатления хаотичности, ее членения подчинены единому ритму. 

Основной мотив возвышения создают купола храма на высоких барабанах, и особенно центральный шатер с главным куполом, который по размеру уступает куполам колокольни и боковых глав. Это создает иллюзию высоты центрального шатра, уходящего как бы в глубину небесного пространства.

Особенно сильно ощущается устремленность Спаса вверх со стороны Михайловского сада. Узкий восточный фасад здания венчают чередующиеся в строгом ритме сначала купола апсид, затем боковые главы и, наконец, объединяющий их главный купол. Немаловажную роль играют высокие, ажурные, тонкой прорисовки кресты, подчеркивающие вертикали здания. 

К сожалению, для широкого обозрения храма Воскресения Христова открыт только южный боковой фасад, который хорошо виден с Невского проспекта. Северный фасад выходит на Конюшенную площадь. С востока собор огибает асфальтированная проезжая часть дороги и заросший деревьями Михайловский сад. Главный, западный фасад выходит на канал Грибоедова, он так и остался не раскрытым. 

Но, несмотря на столь плотное окружение, храм Воскресения Христова – ведущая архитектурная доминанта этой части Санкт-Петербурга. 

Подготовлено С.О.Климовой